Люди, выбирающие унижение. Порочная терапия
Главная » ПСИХОЛОГИЯ » Люди, выбирающие унижение. Порочная терапия

Люди, выбирающие унижение. Порочная терапия

В последнее время широкую популярность получила провокативная психотерапия и тренинги, построенные на унижении.

Провокация — это, по-простому, бросание вызова человеку/людям с целью вызвать желаемую реакцию, поведение.

Провокативная терапия/тренинг часто построены на унижении, подчеркивании границ, правил и ролевого неравенства клиента и терапевта, и потому у многих ассоциируется с наказанием.

В терапии/на тренинге, находясь в родительском переносе, клиент не редко начинает вести себя как строптивый ребенок, оказывая сопротивление, например. Эта ситуация может символически отображать неразрешенный эдипальный конфликт из детства, когда он испытывал потребность самоутвердиться перед родителями, одержать свою маленькую победу, но вместо такой возможности получал лишь наказание, и теперь отыгрывает эту ситуацию с терапевтом или значимым другим, повторяя взаимосвязь: сопротивление — удовольствие от сопротивления — наказание чувством вины, обстоятельствами, вызыванием агрессии другого человека и т.д.

Не раз слышала от людей: "боюсь себя хвалить, потому что после этого что-нибудь да случается". Похвала выступает видом самоутверждения, поэтому, похвалив себя или чего-то достигнув, человек ждёт какой-то кары в соответствии с сформировавшейся привычкой мышления. 

Подобный вид тренингов преимущественно выбирают люди, которые желают быть спровоцированными, получить острые эмоции. Обычная терапия кажется им чересчур пресной и скучной. А потому они бросают вызов и принимают его, подвергая себя унижению, участвуя в унижении других, вверяя своё физическое и психологическое благополучие посторонним людям с сомнительной репутацией и даже с психическим нездоровьем.

Эти практики всегда будут популярны, пока есть спрос.

В данной статье хочу разобрать ситуацию на примере одного провокативного тренинга. Видео-роликом тренинга поделился пользователь сайта b17 (не буду разглашать его имени).

Итак: участники тренинга, состоящие как из мужчин, так и женщин (не старше 40 лет, навскидку), сидят на стульях, образуя круг, вместе с психологом, и рефлексируют на заданные вопросы. Каждый из участников высказывается по очереди. Психологом обозначено правило, что во время тренинга нельзя покидать группу и выходить из помещения.

Среди участников тренинга мужчина лет 30 по имени Дмитрий (Д.). С самого, практически, начала тренинга, он вёл себя вызывающе, пытаясь перетянуть на себя всеобщее внимание и оказывая сопротивление психологу попытками саботажа установленных правил. В один из дней он демонстративно встал и пожелал выйти из помещения. Психолог отреагировал на это ультиматумом, что если он выйдет, то уже не сможет вернуться в "круг". Д. начал возмущаться тем, что психолог ведёт себя авторитарно и садистически, манипулируя физиологическими нуждами участников, которым захотелось покушать во время тренинга, сходить в туалет. Но психолог был непреклонен. В знак протеста Д. встал и вышел. Его примеру последовали ещё несколько участников. Когда они вернулись и захотели сесть в круг, психолог запретил им это. Таким образом, вышедшие участники оказались вынуждены наблюдать за тренингом со стороны. Всё это время психолог работал с участниками, оставшимися в "кругу", и как бы не обращал внимания на остальных, выбывших их "круга", лишь временами интересуясь их мнением.

"Круг" участников олицетворял собой коллектив, общество. Отделение других от этого "общества" было, своего рода, испытанием, как долго человек сможет продержаться в изоляции.

Д. сдался первым, он заявил о необходимости вернуться в "круг", говорил, что многое переосмыслил и понял, как ему важно находиться в "кругу". Психолог призвал его спросить разрешения у участников. К тому моменту, в участниках, по всей видимости, проявилось коллективное бессознательное, та жестокость, когда группа объединяется против изгоя, общего врага, и они отказались пустить его в "круг". Д. проявил настойчивость, в результате которой психолог дал ему разрешение войти в "круг" при условии, если он будет до конца тренинга сидеть абсолютно голым.

Это была проверка, на то, готов ли человек переступить через свои принципы ради ощущения сопричастности к группе, принятия группой, готов ли он ради этого унизить себя. Надо отметить, что у него был выбор.

Д. принял этот вызов, откликнулась его мазохистская составляющая, которая захотела понести наказание и получить принятие. Борясь со слезами и унижением , он разделся догола и получил разрешение сесть на стул в "круг". Однако на этом его "мучения" не закончились. Психолог продолжал его провоцировать и высказал своё сомнение по поводу нахождения мужчины в "кругу". На что тот бурно отреагировал, заявив: "Я знал, что этим всё не кончится, что потом я должен буду ещё и подрочить перед всеми…" (не стану перечислять все фантазии и скрытые желания этого участника, однако мотив его обнажения был налицо — получить садомазохистское наслаждение от своей выходки и внимание зрителей, что очень характерно для истерических личностей).

Другие участники, выбывшие из круга, не пожелали принять вызов психолога, чтобы вернуться в "круг".

Довольно часто человека на подобном тренинге побуждают раздеться, а потом начинают унижать, когда он наиболее уязвим, оскорбляют, бьют, выставляют против коллектива, заставляют выполнять нелепые задания. Тренинг может идти несколько дней подряд без перерывов с всевозможными ограничениями. Всё рассчитано на то, чтобы психологически изнурить человека и сделать его более податливым для разного рода манипуляций.

Неизвестно, происходят ли какие-то положительные трансформации в сознании участников тренинга, благодаря или вопреки таким провокациям. Ясно одно, что для человека с ранимой или нарушенной психикой, подобный тренинг может иметь самые непредсказуемые и печальные последствия (довести до депрессии, суицида, актуализировать антисоциальные наклонности и т.д.).

Психолог, ведущий тренинг, обнажает душевное "нутро" участников, ломает их психологические защиты, и на этом завершает его, не говоря людям, что им делать дальше со своей вскрытой раной.

Задача психолога, ведущего тренинг, «отпинать» участника, чтобы снизить критичность восприятия, разбередить «больное место» и дать установку на вполне конкретные весьма поверхностные изменения.

Примечательно то, что многие люди идут на подобные тренинги не столько за личностными изменениями, сколько в поисках новых драйвов, впечатлений, отыгрываний своих скрытых, преимущественно, садомазохистских потребностей.

Так коллега поделилась со мной, что недавно к ней обратился мужчина с запросом избавиться от навязчивых мыслей о том, чтобы его выпорола властная женщина. Он пришёл на терапию и всё время сеанса заполнил разговорами о своих сексуальных фантазиях, связанных с подчинением.

Одна из читательниц с форума пожаловалась, что доверила свою терапию психологу, который ставил её на горох на колени, связывал и шлепал ремнем, уверяя, что таковы прогрессивные методы лечения её психического расстройства. В данном случае трудно поверить в наивность этой дамы, охотнее верится в то, что она нашла, что искала.

Как говорится, каждому помогают свои методы выздоровления, однако следует соизмерять их со своими психологическими возможностями.

На эту тему мне вспомнился фильм "Опасный метод" о Юнге и его юной пациентке Сабине Шпильрейн.

Вот ещё про специфику тренинга по раскрытию женственности.

Источник

Оставить комментарий