Гешталь: вчера / сегодня / завтра
Главная » ПСИХОЛОГИЯ » Гешталь: вчера / сегодня / завтра

Гешталь: вчера / сегодня / завтра

Любой приличный гештальт терапевт с первой же встречи начнет бомбардировать вас вопросами про эмоции. Это нормально и правильно. Мы считаем, что эмоции – проводники к потребностям, а именно неудовлетворенные потребности и приводят клиента к психологу.
К слову, не только гештальт терапевты так связывают потребности и эмоции. Например, основатель советской школы психологи и просто хороший человек, Лев Семёнович Выготский, согласно кивает головой из четвертого тома полного собрания сочинений.

Конечно, терапия – это персонализированная услуга. Ее задача – помочь конкретному человеку адаптироваться в окружающую среду оптимально качественно, учитывая личные обстоятельства, бекграунд и т.д. При этом, практике нужна модель. Очевидно, что каждая школа психотерапии опирается на некий теоретический конструкт. И, даже описанная в первом абзаце связь, хоть и согласована с самим Выготским, только способ описать реальность. Она хорошо работает, но остаётся лишь интерпретацией наблюдаемой реальности.
В каждой теории есть свое понимание процесса развития человека, структуры личности, природы психопатологии и т.д., они и выполняют роли моделей, эталонов, на которые теория ориентируется и с которыми сверяется.
Первое время, гештальт-терапия отрицала теоретизирование внутри себя. “Мы практики! Пусть все это “elephant shit" разгребает кто-нибудь другой” — наверное, при этом, привычно эмоционально говорили они.
Но, если движение растет, в какой-то момент, его приходится упорядочивать. В результате, в пределах этой парадигмы накопилось много концептов. Часть интегрирована из смежных направлений, другая разработана внутри гештальт-терапии: незакрытый гештальт, фигура-фон, теория поля, здесь-и-сейчас, граница-контакт, способы организации контакта, структура Self — основные, но не все идеи, на которые мы опираемся.

Одну из важных идей, на которую ориентируются многие гештальт терапевты, я бы сформулировал как «человек-процесс». Т.е., человек, идеально погруженный в «здесь-и-сейчас» и осознающий его в полном объеме. Такое осовремененное понимание дзена, когда человек разбирается в себе и, в то же время, эффективно взаимодействует с окружающим миром. Он тонко реагирует на изменения в поле и честно следует внутренним потребностям. У него совсем нет невроза или "незакрытых гештальтов". Даже, если поискать.
Естественно, это только ориентир. И он принципиально не достижим. Но, это хороший указатель общего направления.
Условно нормальному, социализированному человеку та или иная степень невроза необходима. Здоровые невротики – так, полушутя, психотерапевты называют нормальных людей. Под “здоровым неврозом" подразумевается набор концепций, правил, ценностей, привычек. Того, что делает нас одновременно обычными и уникальными. Степень невроза нужна, например, чтобы просто дойти на запланированную встречу. Человеку-процессу это не обязательно. Его ведет постоянно меняющийся поток эмоций. И, если по дороге на эту самую встречу, его впечатлил вид бабочки севшей на пробивающийся из асфальта цветочек, что ж: «если мы не встретились, этому нельзя помочь» и далее по тексту.

Многие признают, что молитва гештальтиста, в её классическом виде, безнадежно устарела, а методы которые использовались в начале формирования гештальта, сегодня выглядят топорно. И описания вот такого «человека-процесса» — это только противоположная крайность дихотомии, где невроз на другом конце. Потому яркая и впечатляющая, что крайность. Живой человек только стремится к одному из полюсов. И гештальт предполагает, что лучше стремиться к первому.
Видимо, утрировать и оперировать крайностями было одной из задач основателя гештальт-терапии. Перлз умел и, похоже, любил эпатировать публику. Бум-бум терапия – так иногда называют его метод. Человек из группы садится на стул перед Перлзом – он говорит слова – немного магии – и через три минуты клиент рыдает, орет или фонтанирует инсайтами. Такой способ «шоу-терапии» пришелся очень ко времени. Он привел к бурному росту и развитию направления, а Перлз стал одним из предвестников движения хиппи, которым философия гештальта отлично зашла.
«Дикий гештальт» — так назвали этот период впоследствии.
Но, свою задачу он исполнил.

Современная гештальт-терапия выглядит по-другому. Она набрала солидности и авторитета. Профессионалы в ней, действуют спокойно, медленно и бережно.
Никто не отрицает гениальных находок Перлза, но сейчас уже мало кто так эпатирует. И не потому, что обмельчали 😉 Регулярно появляются звезды, работающие «громко», но почему-то, они исчезают. Авторитетами остаются те, кто работают мягко, аккуратно и вдумчиво.
Базовые концепты, перечисленные выше, как будто, уже освоены и «прожеваны» теоретиками гештальта. Поэтому, пребывают в фоне. А на передний план выходят более тонкие идеи. Они, как по мне, развиваются интенсивнее. Концепты холизма, «маленьких шагов», взаимодействия со средой, прегнантности, трансгрессии, деконструкции, теория парадоксальных изменений – то, что углубляет этот метод и задает перспективу развития. Мысли сами по себе далеко не новые, но они переоткрываются, рассматриваются с новых ракурсов и по-новому интегрируются в практику.
Как следствие, это позволяет видеть человека, который сидит напротив, точнее и глубже.

Это помогает практике оставаться на волне, т.е. отвечать современным потребностям и запросам клиентов.

 

Источник

Оставить комментарий